<< Декабрь 2017 >>
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31

12 пугающих гарантий

30.06.2017

Недавно прошедшие в Госдуме слушания и обсуждение во втором чтении законопроекта не развеяли тревог и сомнений, одолевающих москвичей со дня объявления о реновации. Поразителен контраст. Если в советское время люди радовались новостройкам, квартирам в пятиэтажках, сияли счастьем, справляя новоселья, то в нынешних реалиях планы правящих рыночников о переселении москвичей из «ветхих хрущевок» вызывают у граждан настороженность, недовольство, даже волну протестов.

У москвичей масса вопросов к реноваторам, кое-где они готовы оборонять свои дома от собянинских ковшей.

Пробившиеся на думские слушания москвичи, захваченные реновацией, возлагали большие надежды на честный диалог с вице-премьером Д. Козаком, министром М. Менем, мэром С. Собяниным, руководителем Госдумы В. Володиным, председателями думских профильных комитетов, с единороссами, скопом голосующими за любую властную инициативу.

Мы тщательно проштудировали стенограмму этой встречи лицом к лицу власти и горожан, желая понять, кому какие угрозы несет реновация. Первым делом горожане заявили о нарушении принципа добровольности, следовать которому обещали мэр и его сторонники. Как получилось, что в списки домов «на снос» попали кирпичные, отнюдь не ветхие пятиэтажки-«сталинки», жители которых против реновации?

«Без учета мнения большинства жильцов в разряд „хрущевок“ попал наш дом 12 по Большой Филевской, — говорит Елена Викторовна Харченко. — Дом построен по индивидуальному проекту 1958 года и рассчитан на 100–120 лет. Не сносу, а капремонту, запланированному на этот год, подлежит наш дом. У нас большие квартиры, трехметровые потолки, в своих квартирах мы сделали качественные ремонты...» В подобном положении оказались жильцы дома 44, корпус 1 по Кременчугской улице. «Исправная кирпичная пятиэтажка. На каком основании хотите ее снести? — спрашивал Игорь Александрович Котерев. — Почему в законопроекте нет ни слова о состоянии домов?»

Не согласна с планом реновации Ольга Сергеевна Демушкина (Верхняя Первомайская, 65): «У нас не хрущевки, у нас 18 домов (35-й квартал, Восточное Измайлово) строились по чешскому спецпроекту в 1960 году. Мы все — против реновации. Нет никакой технической документации, ничего не сказано о расселении коммуналок». Эмоциональным вышло выступление жительницы сталинки Анастасии Крючковой (Загородное шоссе, дом 10, корпус 9, Донской район): «Мои права нарушены с момента включения моего дома в программу реновации безо всяких на то оснований. Дом в марте прошел капремонт. По планировке он аналогичен домам, которые в начале Ленинского проспекта, где площадь Гагарина. Дом не аварийный, но людей заставляют голосовать за реновацию... давят из управы». Как владельцам квартир защитить свои права собственника, которые, согласно Конституции, должны соблюдаться? Слушания показали, что в мэрии и впрямь плохо слышат граждан, метут под реновацию добротные дома и не обращают внимания на обветшавшие, хотя там люди настаивают на включении их в мегапроект «обновления».

«Процедура включения домов в список совершенно непрозрачная: мы не можем получить ни одного документа, на основании которого происходит включение в список...» — подчеркивал Константин Киршенин, представлявший интересы жителей домов по Новочеремушкинской улице. «Наши дома — крепкие, капитальные, не панельные, срок службы у них как минимум 125 лет, но они оказались в списке на снос. А рассыпающийся дом, который в нашем районе прозвали „Бухенвальд“, не попал в реновацию. Что ж это творится?»

Не вошли в реновацию «дома смерти» — разваливающиеся на глазах семейные общежития, что в Измайлове (7-я Парковая улица, дома 19, 21 и 21А). О них рассказал в своем блоге депутат Госдумы фракции КПРФ, писатель Сергей Шаргунов. Узнав о реновации, обитатели развалюх усиленно пытаются войти в эту программу, но тщетно. «Дело в том, — пишет Шаргунов, — что по документам общежития уже расселены... То есть возведены хорошие дома с комфортными квартирами, но чиновники их «загнали налево». Какая ж реновация для тех, кто в списках не значится? Только и остается жильцам аварийных крысятников довольствоваться пиаром о том, как реновацией благоустроят жизнь москвичей, облагородят жизненную среду для народа.

 * * *

Каких только посулов не высказывают собянинцы: квартиры будут больше и лучше, районы зеленые, с детскими и спортивными площадками, расширенными парковками, даже возможна отмена платы на капремонт... Как исполняются обещания, ощутили на себе жители домов 39, 41 по Новочеремушкинской улице (Юго-Западный округ, Академический район). Вера Григорьевна Кочина изложила подробности злоключений: «Ни о какой добровольности вхождения в реновацию речи не идет, за нас все решила управа. Организаторов общего собрания представители управы назвали обманщиками и провокаторами. Жителям предложили переезжать в дом, строящийся на улице Дмитрия Ульянова. Переселение идет с ухудшением по всем параметрам: жилая площадь меньше, вместо хорошего блочного дома — плохой панельный, вместо парковой зоны возле пруда — шумная магистраль, вместо низкоэтажного дома — многоэтажный муравейник без двора, отделка низкого качества. В такой дом не хотят ехать даже сторонники реновации, — уверяет В.Г. Кочина. — Сергей Семенович! Не выполняется ни одна из ваших 12 гарантий. Нас так и будут переселять?»

(Аплодисменты зала!)

Эти обличения вызывают раздражение у мэра, он скороговоркой парирует: «закон не принят», «программа не составлена», «никаких конкретных домов к переселению быть не может».

Кочина: Управа говорит, другого дома для вас нет.

Собянин: Такого не будет!

Но «такое» уже творится... И программа есть, и законопроект прошел второе чтение. И ничто не гарантирует жителям соблюдения их прав. «Полный волюнтаризм, полная бесконтрольность!» — восклицали Кочина и Киршенин, но их возмущения повисли гласом вопиющего в пустыне. Такие вот «блага для народа» заготовлены реноваторами.

Другой вопиющий факт привела Марина Артуровна Стаценко (Осташковская, 12, Лосиноостровский район, СВАО). «Наш дом внесен в программу реновации. Ничего неизвестно о нашем переселении, но в интернете появились объявления риелторов о том, что на месте нашего дома продаются квартиры уже в новом доме, по моему адресу. Что же получается, меня выселяют куда-то, а по моему адресу будет строиться коммерческое жилье?».

И на этот раз мэр не смог скрыть раздражения: «Не обращайте внимания на эту дурь... это провокация...» Но почему-то не пожелал углубляться в загадочную ситуацию, что, конечно, не добавило доверия к задуманной верхами реновации. 

* * *

Сторонников реновации тоже обуревают многочисленные сомнения. Опасается быть обманутой Ольга Леонидовна Черина (ул. Академика Комарова, 7-а, СВАО). Она и ее соседи по дому хотели бы увидеть план участка под будущую застройку и нового дома. Без этих документов нет уверенности в обещанных гарантиях.

Одобряет реновацию Андрей Владимирович Молотков (Самаркандский бульвар, дом 24, корпус 1, ЮВО). И поправки в законопроект внесены, по мнению Молоткова, мощные. Но почему собственникам не предоставлена возможность «отслеживать, когда и где начнется стройка нового дома, и качество его возведения»?

Людмила Алексеевна Кононцева (Северное Бутово) довольна, что попала в реновацию, надеется расширить жилище, прикупив дополнительный метраж. Но как это сделать человеку с небольшими доходами? Почему не называется хотя бы предполагаемая стоимость жилья в новостройках для переселенцев?

«Расшириться можно, будем давать отсрочку платежа, скидки, работаем с ипотечными агентствами по поводу льготной ипотеки», — отвечал Собянин. Но не выразил даже устных гарантий от возможной долговой удавки, что на сегодня стало настоящим бедствием для малоимущих. В законе о реновации тоже нет ничего утешительного на этот счет.

Василия Хорошилова (Перекопская улица, 11, корпус 2, район Зюзино) пугает реновация с точки зрения ухудшения окружающей среды. «Строятся новые районы, и там вырубаются деревья, дворы окружены парковками, 20-этажными монстрами. Мы живем в зеленых уютных двориках в пятиэтажках, степень износа которых 30–40 процентов, их можно реконструировать, ремонтировать. Почему сразу снос?»

Собянин подтвердил, что в реновацию механически включили все «дома первого индустриального периода домостроения», не вдаваясь в подробности их состояния. Зачем лишние трудозатраты? Мэр и так уверен, что «подавляющее большинство домов отвечает характеристикам для реновации».

Техническая документация — излишество, мэр и так знает, что «большинство жителей поддерживают эту программу». Недовольные пусть голосованием выражают свое мнение в «Активном гражданине» или в МФЦ... Наберется 1/3 несогласных с реновацией — дом исключат из программы. Хотя все знают, как получаются нужные цифры. Проводить капремонт, по мнению Собянина, «невозможно». «Полторы тысячи домов стояли в проекте «Ремонт». Легче эти дома снести... Расселение коммуналок Собянин назвал «тяжелым и сложным вопросом». Тут действуют социальные нормы, есть очередь на жилье социального найма. «На правительстве приняли решение расселять», но никакой конкретики по этой проблеме не появилось ни в законопроекте, ни в словах градоначальника.

Без ответа остался вопрос о кадастровом учете земли под будущими постройками, о защите частной собственности в сносимых пятиэтажках. И речь не только о собственниках квартир, но и о малом бизнесе. Во многих домах «под снос» на первых этажах действуют магазинчики, парикмахерские, ремонтные мастерские. Как реноваторы собираются рассчитываться с предпринимателями? Вопрос открытый. Собственники догадываются: их кинут, и никто за это отвечать не будет. Потому около Думы не стихают митинги против реновации, люди требуют отменить антинародную затею.

Называется стоимость реновации — свыше 3 трлн рублей. Собянин проговаривается, что реновация окупится коммерческой продажей жилья. А какую сумму составит маржа? Судя по напору, с каким действуют инициаторы, куш будет очень солидным.

Но как быть с вопросами, оставшимися без ответов? Это обстоятельство укрепляет растущее недоверие граждан к реноваторам. С невеселыми мыслями покидали Госдуму участники слушаний. Да и кому доверять? Чиновникам, многократно не выполнявшим ни обязательств, ни обещаний? Законодателям, постоянно принимающим «сырые» законы и многократно их подправляющим? А как доверять качеству нынешнего строительства? Об этом в законопроекте о реновации, принятом Госдумой во втором чтении 9 июня, говорится совсем невнятно. Между тем результаты исследования «Городского центра экспертиз», представленные в конце мая на XV Форуме по промышленной безопасности, показали, что каждое пятое обрушение зданий в РФ происходит из-за низкого качества стройматериалов. За год (с мая 2016-го по май 2017-го) под завалами новых зданий в России погибли 40 человек, покалечились 134 человека.

Но думское большинство всех этих тревог не разделяет. Они готовы проштамповать закон под громкую, как у коробейников, рекламу. Петр Толстой не церемонится с уговорами: «Через 10–15 лет вы будете жить в трущобах, при всем вашем замечательном ремонте...», «Если вы подумаете о том, что будет вокруг вас через 15 лет, вы ужаснетесь». «...Идея дать новое жилье — смелая, революционная, спасибо мэру Москвы Сергею Семеновичу Собянину...».

Только вот озадаченные переселением москвичи не кидаются с благодарностями к городничему.

Автор: Галина ПЛАТОВА

Источник: Советская Россия

 
Яндекс.Метрика