<< Октябрь 2017 >>
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31          

Бизнес на грани интереса

Александр Москаленко, президент группы компаний «Городской центр экспертиз»

15.08.2014

Разливы нефтепродуктов – большая беда и для окружающей среды, и для человека, и для бизнеса. Последствия крупнейших катастроф, связанных с утечкой нефти из танкеров, с добывающих платформ и нефтеперерабатывающих заводов неоднократно становились причиной многомиллиардных судебных исков, банкротств крупных компаний, самоубийств топ-менеджеров, и источником вдохновения голливудских сценаристов.

О малых авариях и утечках СМИ почти не сообщают, но они происходят регулярно и не только там, где стоят крупные предприятия.

30 мая 2014 года проводились работы по ликвидации аварийного разлива нефтепродуктов в Малой Неве. 10 июля 2014 года было обнаружено скопление мазута в дренажной канаве в поселке Ново-Ковалёво. Вечером 4 августа в Петербурге было зафиксировано серьезное загрязнение акватории Невы нефтепродуктами. В Неву сбросили 500 кг дизельного топлива. Это только малая часть того, что можно найти в публикациях СМИ. На самом деле таких случаев гораздо больше.

Как велика опасность малых разливов для экологии и для предпринимателей? Можно ли создать успешный бизнес по предупреждению малых ЧС и ликвидации их последствий? На эти вопросы в интервью порталу «Национальная деловая сеть» отвечает Президент группы компаний «Городской центр экспертиз» Александр Москаленко.

Каковы оценки рисков для Северо-Запада в связи с увеличением количества предприятий и объёмов перевозок, и перекачки газа, нефти и продуктов переработки?

Наиболее безопасное топливо – это газ. Самый большой риск от него – это взрыв и пожар. Как правило, это локальное горение. Самым опасным сооружением является магистральный трубопровод. Однако, практически все аварии, связанные с газом в Санкт-Петербурге происходят исключительно в бытовом секторе. Состояние газовой сети хорошее, да и сам продукт безопаснее, чем нефть или нефтепродукты (бензин, дизельное топливо, керосин).

Петербург - огромный узел для перевалки нефтепродуктов. (Река - по Неве идут танкеры, море – с танкера на танкер, железная дорога – цистерны идут в Финляндию, Прибалтику, трубопроводы). Объём перевалки растёт. С одной стороны, это просто здорово - мы решили экономические и геополитические задачи. Технологии не стоят на месте. В частности, техника стала надежнее, риск отказа снизился. Так что технически мы готовы лучше, чем когда-либо – и система отлажена, и аварийно-спасательные формирования подготовлены, и техника стала надёжнее. Но! С другой стороны, - увеличился поток судов, увеличился объём перевалки нефти, угля, а значит, выросли технические и экологические риски - угроза разлитий возрастает.

Вокруг Санкт-Петербурга, в первую очередь, в акватории Финского залива, значительно увеличилось количество перегрузочных терминалов. Раньше мы пользовались портами Финляндии и Прибалтики. А сейчас создали свою портовую инфраструктуру. Петербургский нефтяной терминал, Приморский (Транснефть), порт Высоцк (Лукойл), в Усть-Луге - Невская трубопроводная компания. Конечно, непосредственно для акватории Финского залива риски возросли.

Подобные проекты мало того, что проходят экологическую экспертизу, государство в лице органов надзора целенаправленно требует усиления природоохранной работы. Рано или поздно авария наступит. Значит, нужно быть к ней готовыми. Для этого есть аварийно-спасательные формирования, способные работать на воде, нефтесборщики, боновые заграждения и т.д. Более того, координация деятельности по предупреждению и ликвидации аварий любого уровня сконцентрировано теперь в одном ведомстве Минприроды. В зависимости от степени разлива нефти на суше и на реках (локальная, региональная, федеральная) повышается уровень надзора, контроля и согласования.

Как ни странно, снизилась угроза на суше. Печально, но общее количество нефтебаз на территории региона снизилось. Я, например, знаю реальные случаи, когда резервуары распродавались на металлолом.

Можно ли говорить о формировании отрасли по ликвидации последствий разливов нефтепродуктов и утечек на трубопроводах?

Для меня отрасль – это нечто многоразвитое. На самом деле, скорее да, чем нет.

Оборот отрасли не масштабный, по крайней мере, не многомиллиардный. Но такая специфика появилась. В первую очередь, появились частные аварийно-спасательные формирования. Во-вторых, появилась некая работа для консалтинга, для экспертов, которые умеют считать, прогнозировать, планировать риски. Рынок невелик, думаю, до миллиарда, не больше.

Если возвратиться на воду, значительное количество судостроительных заводов (в основном, маленьких) сейчас предлагают услуги по строительству разного рода судов нефтесборщиков. Другое дело, что таких заводов много, а заказов для них мало. Но, тем не менее, они есть. К сожалению, химические реагенты, боновые заграждения в основном приобретают за рубежом.

Существует ли на Северо-Западе России производство реактивов и оборудования для работ по ликвидации таких ЧС?

Да, существуют. Масштабы деятельности малы, но они есть. В частности, у нас есть несколько судостроительных заводов. Например, Невский судостроительно-судоремонтный завод, который предлагает строительство судов-нефтесборщиков. Есть и те, кто производит реактивы, но опять-таки, в малом количестве. Мне известен только один – это Санкт-Петербургский ВНИГРИ, Всероссийский нефтяной научно-исследовательский геологоразведочный институт. Там создали штамм бактерий, поедающих разлитую нефть. Это достаточно известная вещь, не совсем инновация, понятно, что если есть углеводород, почему бы его кому-нибудь не съесть.

Отрасль есть, но она не огромна, пока серьёзных инвестиций не привлекла.

Насколько эффективно работают страховые компании?

За 2012 год страховые компании собрали страховых платежей на 8 млрд рублей, а выплатили 700 млн рублей. Насколько эффективно они работают? Очень эффективно! (Смех)

Могут ли спасатели и ликвидаторы быть уверены в получении средств от страховых компаний на оплату работ?

Здесь всё банально, так же как и в гражданской автоответственности – серьёзные компании платят. Если работать с недобросовестной страховой компанией из-за экономии или невнимательно составлять договор – да, можно пролететь. Но на самом деле, страховые компании нацелены на выплаты. Их уже щёлкают по носу - 8 млрд собрали, а выплатили меньше 10%! Поэтому, думаю, они не против профинансировать мероприятия такого рода.

Можно ли говорить о том, что организация таких производств может быть выгодна малому и среднему предпринимательству?

Малому предпринимательству может быть и выгодно, но малое предпринимательство не предполагает федеральный размах. Одно из формирований закупит тонну при стоимости 20-30 или 100 тысяч рублей. Таких формирований у нас в округе 5-6. Получается – 500-600 тысяч за год. На мой взгляд, не стоит того. Но, конечно, рано или поздно найдётся кто-то, кто нишу займёт и активно будет её раскручивать.

Если взять рынок по стране, то, может, было бы и интересно. В этом случае нужно себя активно рекламировать, отрабатывать логистику и выходить на масштабы большой деятельности. Спорный вопрос, бизнес на грани интереса.

Для справки:

Москаленко Александр Владимирович
Президент группы компаний «Городской центр экспертиз» (ГЦЭ), директор компании ООО "Городской центр экспертиз", генеральный директор компаний ООО "Городской центр экспертиз - Энергетика" и ЗАО "Аудиторская компания. Городской центр экспертиз".

Окончил Высшее военно-морское училище и Санкт-Петербургский Государственный технический университет.

С 1993 года занимал руководящие должности в банках: «Новотроицк – банк», «Презенткомбанк» и «Альфа – банк».

С 1994 года является основателем и главным идеологом развития группы компаний «Городской центр экспертиз» (ГЦЭ), крупнейшего технического консультанта России и ведущего энергоаудитора Европы.

В 2007 году: открыл офисы в г. Сан-Пауло (Бразилия) и г. Дели (Индия).

В 2004 году получил звание «Почётного энергетика России».

Принимал активное участие в разработке проекта Федерального закона «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельца опасного объекта за причинение вреда в случае аварии на опасном объекте»

С 2013 года входит в состав Комитета по промышленной безопасности Российского Союза промышленников и предпринимателей.

Кандидат экономических наук.

Источник: Национальная деловая сеть: Новости и Аналитика

 
Яндекс.Метрика