<< Август 2017 >>
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31      

Как «Лахта центр» может стать тлеющей свечой

10.08.2016

Ростехнадзор выявил массовые нарушения требований пожарной безопасности при выполнении работ по возведению «Лахта центра»: ни на одном из 30 возведенных этажей башни не выполнены работы по огнезащите несущих металлоконструкций. По словам экспертов, без огнезащитной обработки жить башне при большом пожаре — не больше 15 минут.

В начале июля по всем городским информагенствам с подачи руководства АО «МФК «Лахта центр» прокатилась заметка о том, что небоскреб «Газпрома» достиг высоты 147 метров и официально стал самым высоким зданием в Петербурге. В пресс-службе центра не поленились вновь отметить вклад газового монополиста в летопись «самых-самых» (была изготовлена самая крупная монолитная конструкция в мире с занесением в Книгу рекордов Гиннеса), а также отметить высочайшие темпы производства работ: чтобы уложиться в регламентированные сроки (до 2018 года) 6 тысяч рабочих в три смены строят один этаж в день. Всего 462-метровая башня будет насчитывать 86 этажей.

Однако в этот стахановский забег газового монополиста к будущей штаб-квартире вмешалось Северо-Западное управление Ростехнадзора, которое справедливо посчитало, что в погоне за сроками не стоит забывать о строительных нормах и правилах безопасности. К 5 июля управление закончило две проверки в отношении застройщика АО «МФК «Лахта центр» и турецкого генподрядчика ЗАО «Ренейссанс констракшн» по соблюдению требований законодательства о градостроительной деятельности, обязательных норм и правил при строительстве доминанты. Проверка выявила 6 нарушений, допущенных АО «МФК «Лахта центр», и 25 нарушений, допущенных турецкими строителями.

Среди самых злостных — неисполнение п. 375 Правил противопожарного режима (утверждены постановлением кабмина № 390), который говорит о том, что работы по огнезащите несущих металлоконструкций (балки, колонны) должны осуществляться одновременно с возведением здания. Между тем к моменту проверки высота здания составляла уже 114 метров, было возведено 24 этажа (на данный момент уже 30 этажей в металлоконструкциях), но ни на одном из них работы по огнезащите не выполнены. Напомним: стройка идет в два этапа — возведение железобетонного ядра, а вокруг него монтируются наружные этажи башни из металлоконструкций.

По словам экспертов, речь идет об очень серьезном нарушении, ведь отсутствие огнезащиты на металлоконструкциях может привести к катастрофе. «Технологии созидания идут впереди технологий спасения. Указанное 390-е постановление — это попытка надзорных органов среагировать на развитие строительных технологий», — объясняет президент ГК «Городской центр экспертиз» Александр Москаленко.

По его словам, требование о нанесении огнезащиты одновременно со строительством здания существует не просто так. Первая причина — в ходе строительства несущие металлоконструкции чаще всего скрываются за фасадом, облицовкой и т.д. и обработать их постфактум не получится. «Второй момент — как раз наш случай. Представьте: я построил здание до середины — и вдруг у меня пожар на первом этаже. Металл начинает деформироваться, и вся конструкция грозит обрушиться. Это потеря самого объекта и, пожалуй, большей части рабочих. Отсюда попытка введение безопасности с самого начала», — говорит эксперт.

По словам кандидата технических наук, генерал-майора внутренней службы в отставке Виктора Кривошонка, согласно своду правил «Системы противопожарной защиты. Обеспечение огнестойкости объектов защиты», утвержденных приказом МЧС России № 693, требования по одновременной огнезащите металлоконструкций с возведением здания обусловлены в том числе тем, что узлы креплений металлоконструкций, а также опоры для несущих конструкций должны обладать таким же пределом огнестойкости, как и сами конструкции. Вместе с тем после полного монтажа всех конструкций узлы крепления и опоры обработать огнезащитным раствором на должном уровне просто невозможно.

Башня на соломенных ногах

Основная опасность отсутствия огнезащитной обработки в том, что, относясь к негорючим материалам, металлоконструкции не могут в течение длительного времени выдерживать воздействие высоких температур, возникающих внутри здания при пожаре. Металл становится пластичным, податливым, текучим. И при возгорании, скажем, утеплителя или строительного мусора весь этот массив металла резко потеряет свои свойства. «Воздействие высокой температуры незащищенные металлоконструкции могут выдерживать лишь в течение 5 — 25 минут, далее они теряют механическую прочность, деформируются и разрушаются под воздействием напряжений от внешних нагрузок и температуры», — говорит господин Кривошонок. А вот при огнезащитной обработке это время увеличивается до нескольких часов — его хватит, чтобы подогнать технику, ликвидировать возгорание и, разумеется, оперативно эвакуировать рабочих с объекта. «При применении металлоконструкций в качестве несущих элементов в зданиях и сооружениях I степени огнестойкости они должны потерять несущую способность не ранее чем через 120 минут», — объясняет эксперт.

По словам коммерческого директора ООО «ЭнергоСервис-СЗ» Бориса Драновского, предел огнестойкости (определяет наступление соответствующего предельного состояния для конструкции) незащищенных металлических конструкций по несущей способности в зависимости от приведенной толщины металла может составлять менее 15 минут (R 15) — дальше металл начинает «течь». При этом огнезащита действительно повышает предел огнестойкости до требуемого уровня. Какого именно — должно быть прописано в проектной документации и в плане строительства. За этим, в свою очередь, должен присматривать руководитель проекта и специальный инженер по техбезопасности. И такой иностранный инженер, кстати, на объекте имеется. Напомним: генеральный проектировщик башни — компания Самсунг С&Т, а технический надзор осуществляет международная компания AECOM.

«В данном случае я просто поражен тем, что генподрядчик не выполнил таких элементарных требований. Это грубейшее нарушение. Тут либо некомпетентность, либо специально закрывали глаза с целью удешевить процесс. Но обычно у строителей халатность — это способ извлечь гешефт. По прикидкам наших экспертов, огнезащитная обработка всего объема металлоконструкций здания стоит от 100 до 200 млн рублей. Это не те деньги, чтобы из-за них подставляться», — говорит господин Москаленко. По данным Бориса Драновского, для точной оценки мало данных, но для примера — 200 тысяч рублей будет стоить огнезащитный материал для 2-3-этажного здания площадью около 400 кв. метров. И это без учета стоимости самих работ. При общем бюджете стройки более 100 млрд рублей эти суммы на обязательные работы выглядят незначительно.

Но перекладывать всю вину за необработанный металл на турецкого генподрядчика — преждевременно. По данным «Общественного контроля», «Ренейссанс констракшн» несколько раз заявлял заказчику кандидатов на роль субподрядчика на выполнение этих работ, но руководство «Лахта центра» раз за разом отказывало строителям в согласовании подряда.

Отношения «Лахта центра» со своим генподрядчиком — не самые простые. Еще в прошлом году в интервью газете «Коммерсант» исполнительный директор проекта «Лахта центр» Александр Бобков рассказывал, что компания не вполне довольна турецкими строителями, которых начало лихорадить в кризис. Как следствие — компания выбрала особую схему контрактования работ: большими, но отдельными «пакетами», последний раз такой контракт с генподрядчиком подписывался в ноябре 2015 года.

Камень в турецкий огород

Впрочем, есть очевидные нарушения, которые целиком и полностью на совести самой «Ренейссанс констракшн». Компания провалила проверку на комплекс мер по пожарной безопасности. Официальная позиция «Лахта центра» на претензии надзорного ведомства следующая: доминанта «Газпрома» — уникальный для РФ высотный объект, для многих аспектов строительства которого пока что нет четкой регулирующей документации по пожарной безопасности. «А замечания со стороны Ростехнадзора основаны на различных нормативных документах, требования которых зачастую противоречат друг другу», — говорят в компании.

Впрочем, подобный тезис красной нитью проходит через все публичные комментарии и высказывания, которые звучат в прессе (и публикуются на сайте МФК) в последние годы: мы уникальны, а нормативы не поспевают.

Кроме того, в компании заявили, что по их инициативе была проведена и согласована в Департаменте надзорной деятельности МЧС России дополнительная экспертиза, которая подтвердила отсутствие нарушений правил противопожарной безопасности при строительстве.

«Общественный контроль» обратился в МЧС с просьбой рассказать подробности этой экспертизы, в частности — почему пожбезопасность в проекте согласовывают спасатели, а не госэкспертиза. Ответа от ведомства пока нет, но, как только редакция получит официальную позицию МЧС, мы обязательно познакомим с ней читателя.

Московских башен негасимый свет

Кстати, подобную аргументацию о прорывном характере стройки и устаревших нормативах использовали и строители самого известного российского комплекса — «Москва-сити». Не секрет, что при возведении «Лахта центра» был использован большой объем наработок и проектных решений столичных небоскребов. Для работы над петербургской доминантой из столицы были даже выписаны те же самые зодчие: Сергей Никифоров и Хакан Хатипоглу, которые трудились над реализацией проектов на 9-м и 11-м участках столичного делового центра.

Однако именно озаряющие регулярными пожарами столичное небо высотки «Москва-сити» стали ярким примером безответственного отношения строителей к уникальным объектам и головной болью для спасателей.

Так, по данным СМИ, комплекс мер по пожарной безопасности комплекса «Федерация» неоднократно был в центре внимания пожарных инспекций. Столичные суды раз за разом штрафовали владельцев комплекса, а в декабре 2010 года башни «Восток» и «Запад» даже были опечатаны из-за неустраненных нарушений, и стройка приостанавливалась.

Тем не менее строителям удалось продраться через ограничительные меры, тем или иным путем получить нужные автографы и печати на бумагах и строить дальше. Результатом этого стали пожары, которые возникают в башнях с незавидной регулярностью. Так, в 2012 году крупный пожар был зафиксирован как раз в башне «Восток», к возгоранию привела неисправность тепловой пушки. Пожар пришлось тушить на высоте 260 метров. Тогда же оказалось, что адекватных степени возгорания средств тушения просто нет. Сначала тушили огнетушителями, затем — мотопомпами, которые тащили вручную на верхние этажи. В итоге к борьбе с огнем пришлось подключать авиацию, но тоже не слишком успешно: сильный ветер на высоте не давал сбросить воду точно на очаг возгорания.

Заслуженно получив на орехи от МЧС, строители совестливо признались, что на строящемся объекте не были оборудованы все средства пожаротушения из-за возросших темпов возведения высотки. «Может, в чем-то мы ошиблись, и мы будем учитывать эти ошибки в будущем», — говорили представители застройщика.

Однако этот случай никого ничему так и не научил. Башни полыхали и в 2013 году (тепляк на небоскребе «Око»), а последние возгорания были зафиксированы осенью 2015 года на той же башне «Восток» и в IQ-квартале. Тушение строительного мусора снова стало для спасателей увлекательным квестом по подъему мотопомп на 33 — 35 этажи.

Нет такого крана

Как говорят эксперты, сама схема возгорания в «Лахта центре» (в самом неблагоприятном сценарии) пойдет так же, как недавние пожары на пилонах строящегося центрального участка ЗСД, который возводит еще один турецкий подрядчик — Ictas insaat в кооперации с итальянской Astaldi.

Напомним: 19 января 2016 года крупный пожар произошел на строящемся северном пилоне будущего моста через Петровский фарватер. Возгорание пошло в верхней части конструкции, где укладывали бетон вокруг стального сердечника с использованием термоматов, в одном из которых «коротнуло». Открытое пламя удалось потушить только через семь часов, а в момент пожара на пилоне находилась группа рабочих, спастись им удалось только благодаря бдительности и отваге крановщицы Тамары Пастуховой, которая впоследствии получила от МЧС медаль «За отвагу на пожаре» и перспективы стать гражданкой России.

Очевидно, что в случае аналогичного возгорания на доминанте в Лахте божественного вмешательства в виде украинской крановщицы ждать неоткуда. Ни башенных кранов, ни стрел огнеборцев для работы на таких высотах в городе нет, и, если возгорание действительно пойдет с нижних этажей, в заложниках окажутся 50 — 100 человек, работающих на высотных отметках. И пока металлоконструкции башни будут таять как парафиновая свеча, рабочие, оставшиеся по недосмотру подрядчика без средств спасения будут обречены.

Автор: Михаил Немировский

Источник: Общественный контроль

 
Яндекс.Метрика