<< Июнь 2017 >>
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30    

Василий Тарасовский: Энергоаудиторы ждут иного подхода

20.07.2015

Вступил в действие приказ Министерства энергетики России «Об утверждении требований к проведению энергетического обследования и его результатам и правил направления копий энергетического паспорта, составленного по результатам обязательного энергетического обследования». Оценку новому документу в интервью корреспонденту дает Василий ТАРАСОВСКИЙ, директор по энергоэффективности группы компаний «Городской центр экспертиз».

- Василий Григорьевич, охарактеризуйте, пожалуйста, новые «Требования к проведению энергетического обследования и его результатам». Как Вы оцениваете качество документа?

- Дать полную и четкую характеристику пока что сложно, поскольку опыт работы с документом на данный момент отсутствует. Тем не менее, постараемся объяснить, о чем идет речь. Новые «Требования…» - это один из нормативных актов, являющийся подзаконным к №261-ФЗ «Об энергосбережении». Документ отменяет некоторые предыдущие подзаконные акты и расширяет сферу регулирования. Например, если действовавший ранее приказ Минэнерго №182 просто предлагал энергоаудиторам формы заполнения энергетического паспорта, то документ, о котором мы говорим, в своей первой части определяет алгоритм работы энергоаудитора и содержание отчёта по энергоаудиту. По моему мнению, за последние годы это – первый хорошо проработанный документ, в котором сделана попытка регламентировать порядок работы энергоаудиторов. Заметим, что для многих энергоаудит до сих пор состоит в формальном заполнении энергетического паспорта. Энергоаудиторских фирм, которые разрабатывают серьёзные программы энергосбережения, сегодня в России существует немного. Теперь же формально подходить к работе будет затруднительно – в документе прописана этапность и объём обследования. Есть упоминания и о визуальном осмотре. С моей точки зрения, это правильно: иногда энергоаудитору достаточно внешне осмотреть объект, и уже это позволит определить, что он работает неэффективно. В целом, на мой взгляд, эту часть можно назвать удачной. Если же говорить о формах энергетического паспорта, то остаются непонятными цели внесённых в энергетический паспорт изменений – как эти изменения повлияют на повышение энергоэффективности России?

- Какие неточности и недоработки присутствуют в «Требованиях…»?

- Давайте рассмотрим повнимательнее второй раздел документа – формы энергопаспорта. Какие изменения мне бросились в глаза, что они дают в области повышения энергоэффективности?.. В частности, добавлены дополнительные формы по воде: она теперь отнесена к энергоресурсам, будет учитываться ее потребление и стоки. При этом на предприятиях имеется водный паспорт, который и раньше учитывал эти параметры. Появилась откровенно лишняя детализация в балансах энергоресурсов. Например, в форме по балансу тепловой энергии выделена вентиляция (в том числе расход на калориферы). Всем известно, что на предприятиях не установлены приборы, учитывающие расход энергии отдельно на калориферы. Измерить этот расход переносными приборами также не представляется возможным, поэтому расход можно будет установить лишь приблизительно-расчетным путем.

Появились и две новые формы по выбросам CO2, хотя раньше энергоаудиторы не занимались оценкой объемов вредных выбросов. Изменены формы и по системе освещения. Раньше осветительные приборы учитывались по видам – светодиодные лампы, люминесцентные лампы, лампы накаливания и т.д. Ныне введены три градации по мощности освещения. Добавлены также формы для предприятий по добыче и транспорту газа. Почему же тогда не выделены объекты энергетики и жилищный сектор? Многие энергоаудиторы давно предлагают разработать отраслевые энергетические паспорта, поскольку иногда приходится заполнять массу форм, которые не имеют большого значения для конкретного объекта. Наряду с этим не существует углубленных форм по деятельности, например, электростанций.

- Усложнит ли новый документ работу энергоаудиторам, и в чем это будет выражаться?

- Одна из главных трудностей – это то, что теперь энергетический паспорт передается в саморегулируемую организацию вместе с отчетом по энергоаудиту. Раньше в соответствии с ФЗ 261 отчет составлялся требованию заказчика, и многие СРО проверяли лишь правильность заполнения форм энергетического паспорта. Стоит ли говорить, насколько увеличивается нагрузка на экспертов в СРО! Проанализировать то количество отчетов, которое станет поступать вместе с паспортами, будет очень трудно, что вполне может привести к формальному подходу. А поскольку критерии отчета нигде не указаны, то иные энергоаудиторы могут стать жертвами необоснованных придирок со стороны экспертов. Естественно, вырастет и стоимость обследования.

Есть и еще один неоднозначный момент: мы заключаем с предприятием договор о конфиденциальности, то есть о неразглашении некой коммерческой информации. Теперь же отчет будет представлен на суд экспертов. Кстати, найти специалистов, способных справиться с проверкой нашей работы непросто. 

Не так давно мы проводили энергоаудит крупного металлургического комплекса. Экспертов, способных оценить подобную работу в России, единицы. В результате человек, писавший нам замечания, не имел понятия о работе металлургического комбината с полным циклом. 

Вывод таков: у нововведения есть главный плюс – с рынка исчезнут энергоаудиторы, привыкшие лишь заполнять графы энергопаспорта и не желающие изменить подход к проведению энергетических обследований.

- В начале нашей беседы речь шла о нововведениях, цель которых осталась неясной специалистам. Давайте остановимся на них поподробнее.

- Прежде всего, здесь мы видим терминологию, которая не до конца понятна. Цитирую: «к основным процессам обработки и анализа сведений, полученных по результатам сбора информации об объекте энергетического обследования, относится анализ состояния фактически используемых систем снабжения энергетическими ресурсами». Анализ состояния – понятие субъективное. Мы знаем оценку технического состояния, которая делается по результатам диагностики. Можно определить состояние в результате визуального осмотра. То есть агрегат чисто вымыт и покрашен – правда, о том, что он работает на пределе своих возможностей, в результате такого осмотра не узнать. Дело в том, что определять состояние объекта энергоаудитор не должен. Его задача - анализировать эффективность потребления энергоресурсов на этом объекте. Поэтому эксперты СРО вполне могут отметить, что энергоаудитор не определил состояние объекта до конца, не указал производительность и остаточный ресурс и другие. Но, позвольте повториться, это не наша задача! Т.е. необходимо определить о каком «состоянии» идёт речь.

Далее – «сведения, которые должны быть получены по результатам визуального осмотра и инструментального обследования объекта энергетического обследования, определяются в договоре и указываются в программе». Договор заключается предварительно, до посещения энергоаудиторами предприятия. А определить точки и объём измерений возможно только после изучения объектов обследования.

Согласно новому документу, в аннотации теперь указываются возможные источники финансирования энергосберегающих мероприятий в процентном отношении с указанием доли каждого из возможных источников финансирования от общего объема финансирования. Для кого эта задача? Прежде всего, для предприятия.

Идем дальше: теперь мы должны отследить «динамику изменения численного состава работников на объекте энергетического обследования за отчетный год и два предшествующих отчетному году, в том числе и производственного персонала». Лично мне, как энергоаудитору, непонятно: как это может повлиять на энергосбережение?.. Еще один пункт – «анализ тарифа на используемый энергетический ресурс и сравнительная характеристика тарифов к уровню тарифов для категории потребителей, к которой относится заказчик энергетического обследования». То есть энергоаудитор должен определить, какие тарифы на энергоресурсы действуют на подобных предприятиях. Но это информация конфиденциального характера! Уровень тарифов на предприятиях должно определять государство и оповещать об этом нас. Мы же можем произвести такой анализ, исходя из личного опыта по тем предприятиям, где мы выполняли работы. С введением новых Требований энергоаудиторы должны предоставлять сведения о налоговых льготах после внедрения рекомендуемого энерго- и ресурсосберегающего мероприятия в соответствии с законодательством России о налогах и сборах. Опять же, эта задача несвойственна энергоаудитору, это работа для экономистов предприятия. Остановлюсь на еще одном трудновыполнимом, но правильном моменте – предоставлении «динамических показателей оценки экономической эффективности рекомендуемого энергоресурсосберегающего мероприятия на весь период внедрения». Для того, чтобы провести эту работу, нужно знать подход предприятия к инвестиционной деятельности. Конечно, неподготовленный энергоаудитор такую работу не выполнит. Раньше нашей главной задачей было предоставить руководителю предприятия программу сбережения энергии и рассчитать простой срок окупаемости – этого было достаточно.

Сегодня на предприятиях много грамотных энергетиков, и они хотят получить более обоснованную информацию о рекомендуемых мероприятиях.

Всё больше руководителей требуют подробный расчет. Заказчик хочет получать не просто идею, но технико-экономическое обоснование. Более того, иногда нас просят рассчитать возможность размещения того или иного оборудования: например, где поставить дополнительный теплообменный аппарат? Мы можем предложить строительные решения - сделать пристройку, расширить цех. Тогда появляется еще одно требование – посчитать дополнительные затраты. Надо ли говорить, что при таких условиях многие слабые энергоаудиторы покинут отрасль?.. Еще одно изменение, требующее помощи заказчика, состоит в том, что энергоаудиторы должны представить план-график внедрения рекомендуемых энергосберегающих мероприятий. Понятно, что делать это должно руководство предприятия, основываясь на наших рекомендациях. Другое дело – в том, что не каждый руководитель может предположить, как будет идти финансирование на несколько лет вперед.

И напоследок – довольно смешной момент. В приложении мы должны будем представить документ, содержащий причину отсутствия информации об объекте энергетического обследования, необходимой для разработки энергетического паспорта, отчёта и программы энергосбережения. Конечно, объем информации, безусловно, влияет на качество обследования. Если ее недостаточно – мы не сможем сделать правильные выводы, разработать полноценную программу энергосбережения. Но не у всех заказчиков такая информация имеется. Теперь мы должны объяснять, почему нам не предоставили той или иной информации. Более того - должны приложить документ, подтверждающий достоверность указанной причины. На мой взгляд, эти документы должны предоставлять специалисты предприятия. О чём необходимо было указать в Приказе.

- Какие изменения, по Вашему мнению, следует внести в Требования, чтобы сделать их более эффективными?

- Если мыслить шире, то мы ждем от государства несколько другого. Мы ждем действий и документов, которые будут направлены на повышение энергоэффективности в промышленности, в муниципальном секторе, а получаем очередной документ, содержащий разъяснения как проводить энергоаудит и изменения в формы паспорта. Хотелось бы получить объяснения: зачем это нужно?.. Мы ждем, что начнут внедряться энергосберегающие мероприятия, которые мы обосновываем и разрабатываем. На большинстве же предприятий наши разработки остаются стоять на полках, и там никто не занимается энергоэффективностью. Мы бы хотели видеть документы, которые бы дали толчок развитию энергосервиса в России, поддержку предприятий в области энергосбережения. Пытаясь заниматься энергосервисом, мы столкнулись с полным отсутствием законодательной базы, защищающей интересы энергосервисных компаний. Наверное, поэтому в нашей стране эта сфера деятельности пока пребывает в зачатке.

Источник: БергКоллегия №3 2015

 
Яндекс.Метрика