<< Сентябрь 2017 >>
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30  

Защищенность промышленных объектов – ключевое требование государства

28.11.2016

В государствах стран СНГ ежегодно регистрируются сотни ЧС различного уровня: локальные, и региональные, и глобальные, и планетарного масштаба. Каждая из этих аварий существенным образом отличается по величинам ущербов. Ясно, что возникают они не так часто, частота таких тяжелых катастроф сокращается, но все-таки риски как произведение на частоту или вероятность растут. Это является фундаментальной закономерностью развития и природы, и техносферы, и общества, которое эти ущербы несет. Мы в Академии наук пришли к выводу, что катастрофы стали фактором, требующим существенного научного внимания.

Появились теории, критерии, параметры ЧС и промышленных аварий. Фундаментальная наука, такие ее разделы, как математика, физика, химия, биология, механика, социология, стали элементами обоснования безопасности очень сложной человеко-машинно-природной системы. Она находится в прямом взаимодействии между своими компонентами.

Современная наука говорит о том, что чем сложнее система, тем больше возможность допустить соответствующие ошибки и недоработки и этим повысить риски. Поэтому риски становятся основным показателем развития общества, техносферы и природы, а знание этих закономерностей развития сейчас выдвинуто как один из основных элементов государственной политики и разработки стратегических планов развития России, научно-технологического развития в том числе.

Мы постепенно приходим к тому, что ПБ и комплексная безопасность требуют своей теории, критериев, расчетов, уровней и объемов исходной информации. Мы не можем говорить о безусловном обеспечении безопасности, о нулевых рисках. Сейчас мы говорим о том, что риски будут формулироваться таким образом: те риски, которые сложились в данный момент времени, должны быть меньше, чем приемлемые риски. Наука установит, какими методами эти параметры и риски можно измерить, а органы государственного управления совместно с наукой дадут предложение по приемлемым рискам. Это сочетание фактических и приемлемых рисков с соответствующими параметрами и станет той научной базой, для которой должны быть предприняты все усилия на всех уровнях.

Формулы и критерии останутся одними и теми же. Мы говорим о том, что разница между сформировавшимися и приемлемыми рисками будет основным экономическим показателем развития страны и ее эффективности развития. Этот показатель обязательно потребует количественного планирования комплексных, компенсирующих мероприятий со своими затратами, которые будут рассчитываться через экономические риски.

Таким образом, в сфере промышленной безопасности мы в большей степени должны будем перейти от человеческих рисков, которые в законодательстве сейчас отражены, к экономическим рискам. Это следующая ступень, на которую Россия выходит, к этому нас будут подталкивать и международные обязательства. С точки зрения ПБ, где речь идет об опасных воздействиях температур, нагрузок, коррозионных сред, износа, усталости, будет три базовых параметра — это внешние воздействия со своими параметрами и объекты, размеры дефектности и условия эксплуатации. Это фактически станет научной базой количественного анализа ПБ. Когда мы говорим о безопасности соответствующих объектов, это правильно, но до определенной степени. Потому что аварии в промышленности будут определяться человеком, внешними природными воздействиями. Эта диагностика, в том числе дистанционная, о которой Ростехнадзор сейчас говорит, конечно требует того, чтобы и операторы, и персонал, и объекты, и природная среда были завязаны в одну единую систему диагностики для снижения рисков промышленных аварий и катастроф. Человек становится таким же объектом анализа в этой сложнейшей системе. Такой подход получит отражение в дальнейшей законодательной базе.

Если посмотреть, с 1920 по 2020 год мы прошли через целую систему требований, которые получали отражение в нормах надзора: это и прочность, устойчивость, жесткость, надежность, безопасность, риск, но сейчас мы выше поставили проблему защищенности промышленных объектов от аварий и катастроф. Это будет ключевое требование государства и мирового сообщества. А обеспечение этой защищенности потребует использования всего того огромного опыта, который был накоплен во всем мире. Таким образом, получится единая методология анализа безопасности. Она будет состоять в том, что с течением времени риски будут непрерывно нарастать: это фундаментальное свойство природы человека, техносистем, это закономерность, с которой надо считаться. Эти риски будут проходить через ряд стадий: риски разрушений, отказов, аварий, катастроф, ущербы от них будут расти, все это будет дополняться новыми стадиями анализа рисков со своими критериями и параметрами. Причем число параметров расчетных, закладываемых в проект, в строительство, эксплуатацию, продление сроков эксплуатации, вывод эксплуатации — все это должно делаться на единой основе.

Сейчас мы говорим о том, что традиционный подход к обеспечению безопасности был сопряжен с большими экономическими потерями. Связано это было с тем, что мы все внимание перенесли на стадию эксплуатации, забыв про научно обоснованные решения на предшествующих стадиях жизненного цикла. Задача ставится таким образом, чтобы на стадии проектирования, испытания, отработки технологий, затратив существенно меньшие усилия, но обеспечив заданный уровень безопасности, потом его только поддерживать. Это даст 5—10-кратное сокращение расходов на обеспечение безопасности. У нас есть объекты технического регулирования (ОТР), ОПО, критически важные объекты, есть и стратегически важные объекты, когда ущербы измеряются миллиардами рублей, фактически, по мере того как мы уходим от простых измерений к сложным, наше использование знаний резко сокращается. Что же происходит сейчас? Есть безопасность техносферы жизнеобеспечения, сюда входит и промышленная деятельность по жизнеобеспечению, природные факторы, объекты инфраструктуры, человеческий фактор, есть принятые классы опасности промышленных объектов. Мы говорим о том, что из 1–2 класса опасности должна быть выделена категория критически важных объектов, а из них должна быть выделена область стратегически важных объектов. Одна авария такого рода по последствиям равняется сумме более мелких аварий за несколько лет. Есть определенная идеология с учетом типов природно-техногенных катастроф, классификации и категорирования объектов, мы сейчас стараемся это положить на некоторые нормативные документы. И эта идеология получает свое применение все в большей степени.

Автор: Николай МАХУТОВ, член-корреспондент Российской академии наук, председатель РГ «Риск и безопасность», главный научный сотрудник ИМАШ РАН, советник РАН, председатель МСБМУ, НС МГС по ЧС, д.т.н.

Источник: ТехНАДЗОР № 9 (118)

 
Яндекс.Метрика